Документ под названием «Концепция правового регулирования рынка криптовалют и частного размещения ценных бумаг» разработал Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА).

Авторы первыми в мире определили понятия криптовалюты и токена, а также разработали систему защиты прав инвесторов.

Своим мнением о законопроекте в целом корреспонденту Bts.media поделилась руководитель рабочей группы Государственной Думы Российской Федерации Элина Сидоренко.

«Мне импонирует, что авторы концепции правового регулирования криптовалют учли проблемы, которые возникли при создании других песочниц, в том числе белорусской. Помимо этого законодатели предложили собственное понимание криптовалют и токенов, выпустив глоссарий. Это может очень серьезно повлиять на криптовалютный рынок. Вообще введение в нормативный акт определений терминов, которые в нём используются – это очень хороший юридический прием, не традиционный для российской правовой модели. Он позволит инвесторам и разработчикам чётко понимать, на каком поле они вскоре будут играть. Я считаю, что это может стать толчком для гармонизации общей модели регулирования мирового криптовалютного рынка».

На вопрос: «Какие позитивные моменты концепция внесет в криптомир?» – Сидоренко ответила, что концепция подразумевает создание действительно хорошо организованной регуляторной песочницы, в которой изначально выстроен полный цикл оборота криптоактивов, начиная со строительства законодательной и нормативной баз, и заканчивая наличием судебной защиты. Сейчас в мире нет таких сфер, где бы эта идея была реализована в полной мере. Казахстан пытается это сделать.

Кроме того, законодатели Казахстана, при работе над концепцией, опирались на англосаксонскую систему права с ее прецедентностью, прозрачностью и относительной гибкостью. Она позволяет варьировать риторику в зависимости от трендов рынка через вынос тех или иных судебных решений.

И еще один важный момент: руководитель МФЦА напрямую подчиняется президенту Казахстана. Это значит, что в стране выстраивается очень правильная вертикаль власти, когда Центральный банк вместе с Министерством финансов регулируют общую финансовую ситуацию в стране, а МФЦА обладает статусом закрытой регуляторной площадки. То есть в стране существуют две национальные правовые системы: страны в целом и песочницы в частности. Это позволяет обозначить границу между общим регулированием и регулированием финтеха.

Казахстан не делает очевидных преимуществ для людей, которые будут заходить в эти песочницы. Там есть разные системы налогообложения для людей и компаний, в зависимости от того, кто эти лица.

Астана видит регуляторику в рамках мультивалютного поля и позволяет в полной мере осуществлять все ICO-проекты в пределах страны.

В законопроекте есть и отрицательные моменты:

«Центральный банк Казахстана неохотно принимает идеи, связанные с криптовалютами и ICO. Кроме этого, сегодня не выработаны солидные и точные рекомендации относительно того, каким образом существующая фиатная валюта будет выводиться за рамки МФЦА. Это проблема не только Казахстана, но и других песочниц, которые сейчас появляются в мире».

Как этот документ защитит неквалифицированных инвесторов?

«Во-первых, концепция определяет максимальный лимит средств, которые могут внести неквалифицированные инвесторы. В Казахстане этот лимит значительно выше, чем в России. 

Во-вторых, в отличие от российского законопроекта о цифровых активах, в концепции чётко определен механизм защиты прав неквалифицированных инвесторов в суде. К сожалению, судебной защиты их прав сейчас нет ни в одной стране мира. 

Наконец, в Казахстане разработали интересную модель по описанию смарт-контрактов. Они предлагают рассматривать смарт-контракт как некий договор на основе алгоритма. Основные идеи, постулаты должны быть отражены в так называемых Terms and conditions. Я считаю, что это очень хорошая модель защиты прав инвесторов».